onyx_foil (onyx_foil) wrote,
onyx_foil
onyx_foil

Vladivostok of 1880s - Владивосток в 1880х (перевод отрывка из книги)

Достала недавно свой перевод отрывка из книги Н.П. Матвеева «Краткий исторический очерк г. Владивостока», пересмотрела некоторые моменты и добавила в резюме (делала я перевод для своих целей, но решила, что пусть побудет в портфолио). Заодно решила и тут опубликовать. Перевод я дополнила фотографиями Владивостока, правда, современными.




(Фотографии немного не в тему, но ведь занятные, правда?:))

Было в этом переводе пара любопытных моментов. В тексте упоминалась игра под названием "Алямур - специальная амурная". Я первым делом, не глядя в примечания в конце книги, отнесла это к французскому слову "amour" (я же англо-франко, как ни как), но потом поняла, что поторопилась. Название берёт своё начало от реки Амур (которая тоже к "любви" на французском не имеет никакого отношения, а происходит от тунгусо-маньчжурского "амар,дамур", что значит "большая река"), поэтому мне пришлось исправить свою ошибку и подобрать более подходящий вариант для перевода (в таких случаях, без сносок обходиться нельзя).



“At seven o’clock the city is already awakened: the shops are open, the cabmen are at their stand; not only men, but most of women have got into their daily activities. At twelve, and mostly at two o’clock, the lunch is served, and the entire official segment goes home. At ten o’clock the city plunges into sleep and only in a few houses you can see the lights twinkling. Rarely, rarely you can meet a belated guest and you won’t find a hot meal at hotels after ten. Even confectionery shops are closed.




Only vint and stoss amateurs are awake – card games that are widely spread despite the lack of money. Gambling games are often played at hotels, clubs and private houses. Among these games there is a special amur one that is called “Alamur”(1). A person wants to sell one item more expensive than it is. All is very simple: this person organizes the “Alamur”. He makes a known number of stamps and sells them to anyone wishing to participate and those ones play for these stamps. Who gets all the stamps, takes the item. This kind of lotteries is usually arranged in hotels, and old acquaintances and new ones are welcome. The police know about it, but what to do with that? Everybody knows each other, and before you draw up a report, the game participants can throw all stuff out the window. The absence of enjoyments, the insularity of family houses – all this makes the youth rush into card games in order to escape from a killing anguish of the city, where letters and newspapers come, at the earliest, in two, or sometimes, even five months. Another refuge from that anguish is binges.



The young people can be out on a binge without a break all week long from morning till night, and on a truly heroic binge. Once an abstinent person arrives, one or two years pass, and you see that person is a heavy drinker already. It is difficult to come into family houses and staying home, as a bear in its pit, isn’t an option for everyone, and then a person joins a company of bachelors at a pub or a confectionery shop(2), and there comes shot after shot and so forth, day after day till five years expire. If Russian people are spineless indeed, but not many have recently left the Amur without having lost their human faces. The balls, masquerades, performances and concerts – all serves as a pretext for the widest binge.



Though, in Vladivostok exist the Society for the Study of (the Amur) region and Music and drama club. They make on a newcomer an impression equal to that when children play grown-ups. As though the abstracts read in this society wouldn’t be enough scientific or the concerts of Music club would be bad, the existence of this kind of organizations represents a truly blessing for many people: they prevent you from falling into sleep and evoke higher interests rather than cards and binges. The part of the society talks sometimes about the abstracts, already read or expected, about the performers’ play, the choice of plays, roles and musical pieces. And all these clubs, not being numerous, draw the society together.”

(1) At first sight, one may think that this name is from the French word “à l'amour” but, in fact, it came from the Amur River, so, nothing amour-like about it.
(2) In the confectioneries of 19th century alcohol drinks were served, and pastries, of course.

The extract from the book “History overview of Vladivostok” by N. Matveev.

Ну, и оригинальный отрывок на русском, чтобы всем было понятно:

«В семь часов уже город живёт: магазины уже отперты, извозчики все на бирже; не только мужчины, но и большинство дам принялись за повседневные занятия. В двенадцать, много в два, подается обед, и весь служащий элемент возвращается домой. В десять часов город погружается в сон, и только в немногих домах мелькают еще огоньки. Редко, редко встретите вы запоздалого гостя, а в гостиницах после десяти не найдете горячего блюда. Даже кондитерские заперты.



Бодрствуют лишь винтеры да любители штоса – игры, сильно распространенной, несмотря на общее безденежье. В азартные игры играют и в гостиницах, и в клубах, и в частных домах. В числе игр есть одна специально-амурная, так называемая «Алямур». Человек желает продать вещь дороже, чем она стоит. Очень просто: он устраивает «Алямур». Делает известное количество марок и продает их желающим, а последние уже играют на эти марки в банке. Кто заберет марки, то получает вещь. Устраивают обыкновенно такую лотерею в гостиницах и допускают к ней знакомых и незнакомых. Полиция об этом знает, но что же поделаешь? Народ все знакомый, да и прежде чем протокол составишь, могут, пожалуй, в окошко выкинуть. Отсутствие удовольствий, замкнутость семейных домов – поневоле заставляют молодежь бросаться в карточную игру, чтобы хоть в ней избавиться от мертвящей тоски города, куда письма и газеты приходят, самое ранее, через два месяца, а иногда и через пять. Другое прибежище от скуки – кутежи.



Кутят иногда без перерыва целую неделю с утра до ночи, кутят истинно героически. Приедет человек непьющий, пройдет год-два, и, глядишь, он уже спился окончательно. В семейные дома попасть трудно, сидеть дома, словно медведь в берлоге, способен не каждый, ну и идет человек в холостую компанию, в трактир, в кондитерскую, а там рюмка, за рюмкой – другая, и так далее, и это изо дня в день, до истечения пятилетия. Бесхарактерный ли русский человек, но с Амура еще недавно только немногие уезжали, не потеряв облика человеческого. Бал, маскарад, спектакль, концерт – все служит предлогом для самого широкого кутежа.



Существует, впрочем, во Владивостоке Общество «Для изучения края» и «Музыкально-драматический кружок». На свежего человека они производят впечатление, равносильное тому, когда дети играют «в больших». Оно, конечно, как ни мало мало научны рефераты, читаемые в учебном обществе, как ни плохи концерты музыкального кружка, существование этих учреждений представляет для многих истинное благодеяние: как-никак, а они не дают мысли окончательно уснуть и порождают высшие, нежели карты и кутежи, интересы. Хотя часть общества, да говорит иногда о прочитанных и ожидаемых докладах, об игре исполнителей, о выборе пьес, о ролях и музыкальных произведениях. Затем все такие кружки, хоть несколько, да сближают общество».

Этот отрывок, согласно примечаниям И.Н. Егорчева, возможно относится к записям Д.И. Шрейдера, сделанным по рассказам старожилов («Наш Дальний Восток», 1897 год).










С наилучшими пожеланиями,
Mes meilleures salutations,
With best wishes,
Onyx Moon (Foil) =^-^=
Tags: Владивосток, Приморье, Россия, иностранный язык, интересное, история, лингвистический пост, перевод, познавательное, ремесло переводчика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments